Роль нематериальных активов в мировом перемещении прибыли в офшоры для ухода от налогообложения

Перемещение капиталов крупных корпораций, с целью сокрытия прибыли, вышло на первый план во многих государствах, в связи с недавно опубликованными материалами из «архива Пандоры». В этой статье реализуется попытка проанализировать эту проблематику, используя новую глобальную базу данных о перемещении прибыли, охватывающая 95 стран, чтобы показать, что перемещение капиталов в «налоговые убежища» постепенно снижалось с 2011 по 2018 годы. Это происходило в результате усилий правительств и международных организаций по сдерживанию этой практики. В первую очередь это следствие инициатив правительств стран ОЭСР (Организации Экономического Сотрудничества и Развития ), по раскрытию информации о перемещении прибыли. Но в последние годы, компании из разных отраслей, у которых доля нематериальных активов высока, наоборот демонстрируют увеличение перемещения прибыли в офшоры.


Перераспределение прибыли, мотивированное высоким налогообложением, относится к стратегиям налогового планирования транснациональных корпораций (ТНК). Суть этого процесса состоит в «перемещении» прибыли от материнской или дочерней компании, расположенной в юрисдикциях с высокими налогами, к дочерним компаниям, которые зарегистрированы в юрисдикциях с низкими налогами. Основной целью этого способа является увеличение чистой прибыли, на которую распространяется режим умеренного (или совсем низкого) налогообложения, а значит эти шаги увеличивают и доход компаний.

Наряду со снижением справедливости налогообложения из-за последующей эрозии базы государственных доходов, перемещение прибыли между дочерними структурами создаёт проблемы для благосостояния всего общества и государственного бюджета. Это привело к активизации усилий со стороны правительств, международных организаций и политиков по сдерживанию этой практики. Первым шагом в этой борьбе стали инициативы ОЭСР по отслеживанию сокращения налогооблагаемой базы и перемещению прибыли (BEPS – Base Erosion and Profit Shifting) и июньского соглашения в 2021 году между министрами финансов G7 о достижении глобальной минимальной ставки корпоративного налога в размере не менее 15 %.

Глобальная база данных на уровне фирм

Учитывая важность этой проблемы, в значительной части литературы по экономике, финансам и бухгалтерскому учёту множество материалов сосредоточены на понимании потенциальных источников и результатов перераспределения прибыли транснациональными корпорациями. Хотя в этой литературе содержится много соответствующих идей, особенно в отношении того, как в целом определить степень смещения прибыли в дочерние фирмы, являющиеся резидентами офшорных зон, в ней не содержится всеобъемлющего глобального набора данных о таком перемещении прибыли между фирмами. Многие аудиторские и консалтинговые компании используют методы непараметрической оценки в рамках базовой модели смещения прибыли для создания глобальной базы данных с показателями таких «перекидываний» прибыли. За долгие годы исследований скопилась уже большая база по 95 странам за период с 2009 по 2021 год (максимальное значение по количеству записей в этой БД охватывает 26 593 дочерних фирмы, так или иначе контролируемых головными структурами корпораций).

Смещение прибыли вышло на первый план с недавно выпущенными документами Pandora. В этой колонке используется новая глобальная база данных о смещении прибыли, охватывающая 95 стран, чтобы показать, что смещение прибыли в среднем постепенно сокращается с 2011 года после усилий правительств и международных организаций по сдерживанию этой практики, в первую очередь инициативы ОЭСР по сокращению базы и смещению прибыли. Но фирмы в разных отраслях с высокой долей нематериальных активов демонстрируют увеличение смещения прибыли.

Мотивированное налогообложением перераспределение прибыли относится к стратегиям налогового планирования многонациональных предприятий (МНП) и их “перемещению” прибыли от материнской компании или дочерних компаний, расположенных в юрисдикциях с высокими налогами, в дочерние компании в юрисдикциях с низкими налогами с целью увеличения их чистой прибыли. Эта практика, очевидно, вышла на первый план в недавно опубликованных документах Pandora.1 Наряду с уменьшением налоговой справедливости из-за последующего сокращения базы государственных доходов, перераспределение прибыли создает проблемы в области социального обеспечения и бюджета. Это вызвало усилия и политику правительств и международных организаций по сдерживанию этой практики, в первую очередь инициативу ОЭСР по сокращению базы и перераспределению прибыли (BEPS) (ОЭСР 2013) и соглашение министров финансов G7 от июня 2021 года о достижении глобальной минимальной ставки корпоративного налога в размере не менее 15 % (Раппепорт 2021).

Глобальная база данных на уровне фирм

Учитывая важность проблемы, значительная эмпирическая литература по экономике, финансам и бухгалтерскому учету сосредоточена на понимании потенциальных источников и результатов перераспределения прибыли. Хотя в этой литературе содержится много соответствующих идей, особенно в отношении того, как в целом определить степень смещения прибыли, в ней не содержится всеобъемлющего глобального набора данных о смещении прибыли фирм. Наш анализ в Delis и др. (2021) использует методы непараметрической оценки в рамках базовой модели смещения прибыли для создания глобальной базы данных о смещении прибыли с показателями смещения прибыли за дочерние годы максимум в 95 странах за период с 2009 по 2017 год (максимум 26 593 дочерних предприятия).

Эта новая база данных показывает, что:

1) страны, в которых дочерние компании получают наибольший объём прибыли – это страны из числа известных налоговых убежищ (например, Бермудские острова и Каймановы острова);

2) среднее значение смещения прибыли постепенно снижается после 2011 года в соответствии с инициативой BEPS и появлением более строгой политики по борьбе с этим, но не для фирм в отраслях с самыми высокими коэффициентами нематериальных активов (особенно этим грешат фирмы в секторах образования, финансов и информационно-коммуникационных технологий), которые демонстрируют увеличение смещения прибыли.

Роль нематериальных активов

Для получения пояснений, необходимых для написания этой статьи, пришлось обратиться за комментариями к специалистам по налоговому планированию из Объединённой Консалтинговой Группы (г. С-Петербург), которые рассказали следующее: «Наблюдение за ролью нематериальных активов прокладывает нам к соответствующему формальному эмпирическому анализу. Под нематериальными активами можно понимать: деловую репутацию, брендирование и торговые марки, а также интеллектуальную собственность, такую как патенты, роялти и лицензии, товарные знаки и авторские права. В отличие от материальных основных средств, нематериальные активы не являются физическими по своей природе, что упрощает их размещение за рубежом в иностранных дочерних компаниях, либо путём перемещения подразделений, которые занимаются исследованиями и разработками, патентуя на себя изобретения, либо просто путём создания холдинговых компаний, владеющих товарными знаками, в местах с низкими налогами. Кроме того, существующие международные стандарты бухгалтерского учёта оставляют много возможностей для свободного определения стоимости оценки нематериальных активов, поскольку рыночная стоимость часто отсутствует, что упрощает перераспределение прибыли путём завышения их внутренней трансфертной цены. Особенно к таким «сделкам» склонны выплаты роялти по франшизам известных торговых марок. Неофициальные данные убедительно свидетельствуют о том, что компании с большим количеством нематериальных активов с наибольшим успехом в последние годы занимаются перераспределением прибыли в свои офшорные дочерние компании.»

Предпочтительная выборка по спецификации компаний показывает увеличение прибыли на 4,4 % после увеличения отношения нематериальных активов к общим активам на одно стандартное отклонение. Чтобы выявить причинно–следственные связи, были использованы:

1) корпоративные события (в основном слияния и поглощения), которые существенно влияют на коэффициент нематериальных активов ТНК

2) повышение корпоративного налога в определённых странах, где расположены штаб-квартиры корпораций (не связано со ставками корпоративного налога, используемыми для построения индексов изменения прибыли дочерних компаний за год).

Результаты этих двух эмпирических тестов показывают, что влияние коэффициента нематериальных активов на изменение прибыли становятся существенно выше в годы, когда происходили поглощения/слияния или повышение налогов.

В связи с этим надо исследовать неоднородное влияние неосязаемости фирм на перераспределение прибыли, в зависимости от особенностей страны, где являются резидентами дочерние компании. Если сфокусироваться на роли институционального качества, которое, как показали предыдущие исследования, является важным фактором коррупции и незаконной деловой практики, то явственно заметно, что институциональное качество снижает стимулирование неосязаемости к перемещению прибыли из-за превосходно работающих сдержек и противовесов. Эти меры, введённые регуляторами и органами финмониторинга, соответствуют международным руководящим принципам и практике борьбы с уходом от налогов. Влияние неосязаемости фирм на перераспределения прибыли в офшоры значительно сильнее в странах с более слабыми государственными институтами, особенно когда они измеряются способностью граждан участвовать в свободных выборах и ассоциациях, и когда в стране есть свободные независимые СМИ. Фактически этот эффект практически устраняется при переходе от средних значений институционального качества к его третьему квартилю, отражающему более высокое институциональное качество.

Смещение прибыли вышло на первый план с недавно выпущенными документами Pandora. В этой колонке используется новая глобальная база данных о смещении прибыли, охватывающая 95 стран, чтобы показать, что смещение прибыли в среднем постепенно сокращается с 2011 года после усилий правительств и международных организаций по сдерживанию этой практики, в первую очередь инициативы ОЭСР по сокращению базы и смещению прибыли. Но фирмы в разных отраслях с высокой долей нематериальных активов демонстрируют увеличение смещения прибыли.

Мотивированное налогообложением перераспределение прибыли относится к стратегиям налогового планирования многонациональных предприятий (МНП) и их “перемещению” прибыли от материнской компании или дочерних компаний, расположенных в юрисдикциях с высокими налогами, в дочерние компании в юрисдикциях с низкими налогами с целью увеличения их чистой прибыли. Эта практика, очевидно, вышла на первый план в недавно опубликованных документах Pandora.1 Наряду с уменьшением налоговой справедливости из-за последующего сокращения базы государственных доходов, перераспределение прибыли создает проблемы в области социального обеспечения и бюджета. Это вызвало усилия и политику правительств и международных организаций по сдерживанию этой практики, в первую очередь инициативу ОЭСР по сокращению базы и перераспределению прибыли (BEPS) (ОЭСР 2013) и соглашение министров финансов G7 от июня 2021 года о достижении глобальной минимальной ставки корпоративного налога в размере не менее 15 % (Раппепорт 2021).

Глобальная база данных на уровне фирм

Учитывая важность проблемы, значительная эмпирическая литература по экономике, финансам и бухгалтерскому учету сосредоточена на понимании потенциальных источников и результатов перераспределения прибыли. Хотя в этой литературе содержится много соответствующих идей, особенно в отношении того, как в целом определить степень смещения прибыли, в ней не содержится всеобъемлющего глобального набора данных о смещении прибыли фирм. Наш анализ в Delis и др. (2021) использует методы непараметрической оценки в рамках базовой модели смещения прибыли для создания глобальной базы данных о смещении прибыли с показателями смещения прибыли за дочерние годы максимум в 95 странах за период с 2009 по 2017 год (максимум 26 593 дочерних предприятия).

Эта новая база данных показывает, что (1) страны, в которых дочерние компании получают наибольший объем прибыли, включают многие из хорошо известных налоговых убежищ (например, Бермудские острова и Каймановы острова); и (2) среднее значение смещения прибыли постепенно снижается после 2011 года в соответствии с инициативой BEPS и появлением более строгой политики по борьбе с этим, но не для фирм в отраслях с самыми высокими коэффициентами нематериальных активов (особенно фирмы в секторах образования, финансов и информационно-коммуникационных технологий), которые демонстрируют увеличение смещения прибыли.

Роль нематериальных активов

Эмпирическое наблюдение за ролью нематериальных активов прокладывает нам путь к соответствующему формальному эмпирическому анализу. Нематериальные активы включают деловую репутацию, бренды и интеллектуальную собственность, такую как патенты, лицензионные платежи и лицензии, товарные знаки и авторские права. В отличие от материальных основных средств, нематериальные активы не являются физическими по своей природе, что упрощает их размещение за рубежом в иностранных дочерних компаниях, либо путем перемещения подразделений по исследованиям и разработкам и патентов, либо просто путем создания холдинговых компаний по товарным знакам в местах с низкими налогами. Кроме того, существующие стандарты бухгалтерского учета оставляют много возможностей для определения и оценки нематериальных активов, поскольку рыночная стоимость часто отсутствует, что упрощает перераспределение прибыли путем завышения внутренней трансфертной цены нематериальных активов, таких как выплаты роялти (Десаи и др., 2006). Неофициальные данные убедительно свидетельствуют о том, что компании с большим количеством нематериальных активов с наибольшим успехом в последние годы занимаются перераспределением прибыли.

Наша предпочтительная спецификация показывает увеличение прибыли на 4,4 % после увеличения отношения нематериальных активов к общим активам на одно стандартное отклонение. Чтобы выявить причинно–следственные связи, мы используем (1) корпоративные события (в основном слияния и поглощения), которые существенно влияют на коэффициент нематериальных активов МНП, и (2) повышение корпоративного налога в определенных штатах США, где расположены штаб-квартиры МНП (не связано со ставками корпоративного налога, используемыми для построения индексов изменения прибыли дочерних компаний за год). Результаты этих двух эмпирических тестов показывают, что влияние коэффициента нематериальных активов на изменение прибыли существенно выше в годы с такими корпоративными событиями или в парах год –штат с повышением налогов.

В связи с этим мы исследуем неоднородное влияние неосязаемости фирм на изменение прибыли в зависимости от особенностей страны в странах дочерних компаний. Мы фокусируемся на роли институционального качества, которое, как показали предыдущие исследования, является важным фактором коррупции и незаконной деловой практики (например, Шлейфер и Вишни 1993, Бесли и Перссон 2009). Мы предполагаем, что институциональное качество снижает стимулирование неосязаемости к перемещению прибыли из-за превосходных сдержек и противовесов, введенных учреждениями качества, и связанного с этим более высокого соответствия международным руководящим принципам и практике. Мы показываем, что влияние неосязаемости фирм на перемещение прибыли значительно сильнее в странах с более слабыми институтами, особенно когда они измеряются способностью граждан участвовать в свободных выборах и ассоциациях, и когда в стране есть “свободные” СМИ (измеряемые показателем “Голос и подотчетность” из Показателей мирового управления). Фактически этот эффект практически устраняется при переходе от средних значений институционального качества к его третьему квартилю, отражающему более высокое институциональное качество.

Существующие эмпирические модели, определяющие степень перевода прибыли в офшорные дочерние компании, изучают влияние дифференцированных налоговых ставок между странами на прибыль дочерних компаний до налогообложения. Опираясь на работы о дифференцированном налогообложении между головными подразделениями корпораций и дочерними компаниями, зарегистрированными в разных странах, прослеживается явное смещение прибыли от реакции дочерних компаний на налоговые льготы, которые, в свою очередь, зависят от налоговых различий в странах филиалов (материнских и дочерних компаний).

Увеличение разницы в налоговых ставках стимулирует дочерние компании направлять больше прибыли в юрисдикцию с низким уровнем налогообложения. Это определяет наличие смещения прибыли с помощью оценки одного (постоянного) параметра. Ключевой новизной описанного в данной статье подхода, является определение изменения прибыли по дочерним компаниям с использованием непараметрических методов. Ключевое преимущество заключается в том, что непараметрическая регрессия не делает никаких предположений относительно наклона регрессии в полной выборке, поскольку оценка выполняется для локальных выборок в “скользящих окнах” наблюдений.

Результаты исследования, приведённые в этой статье, также, естественно коррелируется с обширными данными других исследований на эту тему, но по другим детерминантам смещения прибыли. Наиболее примечательно, что в 2018 году другие исследователи-экономисты создали индекс перераспределения прибыли крупными корпорациями по странам за год и подсчитали, что около 40 % прибыли транснациональных корпораций, перемещается в «налоговые гавани» по всему миру. Естественно, что и будущие исследования также могут быть заинтересованы в макроэкономических результатах о перераспределении прибыли, особенно в отношении рынка труда, инвестиций, инноваций, изменения климата и экономического роста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *